www.ranar.spb.ru
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ АРХИВА
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

История архива

Указом Петра I от 28 января 1724 г. в Петербурге была учреждена Академия наук. Она должна была стать не только исследовательским учреждением, но и центром подготовки научных кадров ­─ в XVIII в. при ней функционировали академические университет и гимназия. Президентом Академии был назначен лейб-медик Петра I Л. Л. Блюментрост. Роль Устава на тот период выполнял разработанный Блюментростом «Проект положения об Академии наук». Высшей научной и организационной структурой Академии стала Конференция или «Ученое собрание» академиков. На заседаниях Конференции обсуждались научные открытия, проблемы и результаты исследований. Дискуссии протоколировались, причем протоколы вели сами академики сначала на латинском, затем на немецком и французском языках. В протоколах отражался широкий круг вопросов из разных областей науки, обсуждавшихся Конференцией. Первый дошедший до наших дней протокол датирован 13 ноября 1725 г.

Академия располагала большим комплексом документов, возникших еще до ее учреждения. Это была обширная переписка с иностранными учеными, приглашенными на работу в Россию, с которыми консультировались по вопросам организации и деятельности Академии. За три года работы Академии образовалось определенное количество документов, и первый президент распорядился приставить к архиву специального человека для упорядочения и обеспечения их сохранности.

Академический архив был основан по указу императора Петра II Алексеевича как хранилище документов Конференции (Общего собрания) АН. Первое упоминание о деятельности Конференц-архива относится к 6 января (17 января нового стиля) 1728 г., когда распоряжением Блюментроста студент академической гимназии Г. Ф. Миллер (впоследствии академик, первый историограф Российской империи) был «определен» к научному архиву для приведения в порядок академических дел: «По указу его императорского величества надлежит определить к архиве и для сочинения немецких курантов из Гимназии студента Миллера» (СПФА РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 418. Л. 10).

С момента основания Конференц-архив размещался в доме Шафирова вблизи домика Петра I, затем в недошедшем до нас дворце царицы Прасковьи Федоровны, вдовы царя Иоанна V Алексеевича, брата Петра I. Дворец был возведен на месте, где ныне находится здание Зоологического института РАН. После постройки здания Кунсткамеры в 1728 г. архив вместе с библиотекой АН перевели на 2 этаж первого русского публичного музея.

24 июля 1747 г. был утвержден первый Устав (Регламент) Академии наук. Согласно этому регламенту для более успешного проведения академических собраний вводилась должность конференц-секретаря (впоследствии непременного секретаря), который руководил работой Архива. Благодаря введенной в первой половине XVIII в. строгой бюрократической системы делопроизводства до нас дошла ценнейшая научная и научно-организационная документация, которая свидетельствует о том, что Петербургская АН в XVIII в. принадлежала к числу трех или четырех крупнейших ученых обществ Европы, в значительной мере определявших все развитие науки эпохи Просвещения.

Архив Конференции был систематизирован по трем группам. Первую группу составляли протоколы заседаний Конференции, своего рода летопись научных занятий Академии. Вторую группу образовали приложения к протоколам (протокольные бумаги). Это официальные обращения научных и административных учреждений, записки академиков о проведении исследований и экспедиций и т. п., на основе которых велись дискуссии на заседаниях Конференции. Третью группу составляла переписка с иностранными и русскими учеными (ученая корреспонденция), которая имеет уникальный характер. Руководство Академии с самого начала ее основания придавало особое значение сохранению всей научной переписки, почему, в частности, сохранились копии многих утраченных писем Л. Эйлера, а также подлинная корреспонденция Ж. Д'Аламбера, Д.Бернулли, Дени Дидро, П. Лапласа, Г. В. Лейбница, И. Канта и других выдающихся ученых.

Рукописное наследие академиков передавалось в Архив по рекомендации Конференции и хранилось в так называемых «связках», которые формировались по авторскому принципу после кончины того или иного ученого («Ломоносовиана»), в хронологическом порядке поступлений, а также по специальностям («Астрономика», «Географика» и др.). К концу XVIII в. в Конференц-архиве насчитывалось уже более 100 «связок» документов, в том числе собрания рукописей математиков Л. Эйлера, Д. Бернулли, Х. Гольдбаха; физиков Г. В. Рихмана, Л. Ю. Крафта, Ф. Эпинуса, И. Г. Гмелина, астрономов Н. И. Попова, И. Н. Делиля, С. Я. Румовского и др.

В 1747 г. во время катастрофического пожара Кунсткамеры материалы Конференц-архива стали выбрасывать из окон горящего здания на снег. Документы были вывезены на санях Г. Ф. Миллером в его квартиру. В 1783-1785 гг. при директорстве княгини Е. Р. Дашковой было построено новое здание Академии наук по проекту зодчего Дж. Кваренги, куда, вместе с руководством Академии, перевели академический архив.

Параллельно с Конференц-архивом возник архив академической Канцелярии (1725-1766, с 1766-1803 гг. ­─ Комиссии). Он включал протоколы заседаний канцелярии по хозяйственным, финансовым и научно-организационным вопросам, переписку по деятельности Академии наук и ее учреждений, документы о приобретении коллекций, издании академического календаря и одной из первых русских газет «Санкт-Петербургские ведомости», а также документы по организации и открытию Академии наук и Академии художеств. К сожалению, часть архива Канцелярии погибла в пожаре Кунсткамеры 1747 г.

В 1804 г. была организована Канцелярия Конференции (Общего собрания) Академии наук. Переписку как с русскими, так и с иностранными учеными и учреждениями до 30-х гг. XIX в. продолжали переплетать в тома «Ученой корреспонденции XVIII века». Лишь во второй половине XIX в. архив академической Канцелярии вошел в состав Конференц-архива, куда в 1912 г. поступил также архив Комитета Правления, созданного в 1803 г. Отдельно существовал архив созданного Екатериной Великой гуманитарного научного центра страны ­─ Российской Академии (1783-1841). При императоре Николае I Российская Академия была ликвидирована и вошла в состав Петербургской АН в виде второго отделения ­─ Русского языка и словесности (первым отделением именовалось Физико-математическое, третьим – Историко-филологическое).

Во второй половине XIX в., по мере роста интереса к истории собственной страны и истории русской науки, активизировались работы по научному описанию и вводу в научный оборот документов архива. При изучении истории Академии и ее учреждений некоторые академики обращались за справками к документам архива и бесконтрольно изымали ценнейшие документы, нередко уносили рукописи домой, причем зачастую не возвращали их обратно, чем, например, грешил известный историк академик А. А. Куник. Ряд документов оказался просто вырезан из переплетенных в XVIII веке томов (в частности, было обнаружено отсутствие писем Ф. Вольтера, которые бесследно исчезли; часть направленной в Академию наук корреспонденции выдающихся западноевропейских ученых оказалась в коллекции автографов академического архивариуса Ф. Л. Шардиуса, подаренной им Дерптскому университету и ныне хранящейся в Научной библиотеке Тартусского университета, Эстония). Некоторые материалы архива академики бесконтрольно уносили в свои учреждения и зачастую не возвращали их в Архив ­─ часть попала в Азиатский музей, часть в Библиотеку АН, в Главную физическую обсерваторию и т. п.

В начале XX в. значительную роль в истории архива сыграл непременный секретарь АН академик С. Ф. Ольденбург, обративший внимание административного руководства Академии на бедственное положение ее научного архива. «Архив Академии ­─ старейшее ученое учреждение империи..., одно из ценнейших хранилищ материалов по истории просвещения в России в XVIII и XIX веках», ­─ страдал из-за недостатка помещений. Документы много раз переносились с места на место, что привело к утратам части исторических богатств академии и не могло не сказаться на целостности материалов архива. «…Остается пожалеть о том, ­─ писал Ольденбург в отчете Академии наук за 1908 г., ­─ что он [архив. – И.Т.] не имеет ни подходящего помещения, ни бюджета, столь необходимого для упорядочения способов хранения документов…» (Отчет о деятельности Императорской Академии наук по физико-математическому и историко-филологическому отделениям за 1908 год, составленный непременным секретарем академиком С.Ф. Ольденбургом и читанный в публичном заседании 29 декабря 1908 года. СПб., 1908. С. 165). Эти слова, к сожалению, актуальны до сих пор!

В конце 1904 г. Общее собрание АН образовало особую комиссию для решения вопросов благоустройства своего ценнейшего архива под председательством вице-президента академика П. В. Никитина. Комиссия возобновила постановление Общего собрания 1857 г. хранить в библиотеке архива все издания Академии наук с первых лет ее существования, ежегодно пополняя обязательным архивным экемпляром вновь выходящих изданий с целью их вечного хранения. Коллекция печатных изданий Академии наук ныне составляет особый разряд. Но с 1969 г. коллекция перестала пополняться в связи с отсутствием в архиве свободных площадей.

После Октябрьской революции, в 1918 г. В. И. Лениным был подписан декрет о национализации архивов ученых, писателей, видных деятелей науки и культуры, что способствовало лучшей сохранности архивного фонда РАН. Только в советское время Архив Российской Академии наук, в 1922 г. ставший самостоятельным научным учреждением, получил статус общеакадемического и объединил архивы Конференции, Комитета Правления и Отделения русского языка и словесности. 17 февраля 1925 г. Совнарком присвоил Архиву АН статус научного учреждения. В 1926 г. Президиум АН принял решение о концентрации рукописей членов Академии наук в ее архиве. В 1927 г. благодаря стараниям президента АН СССР академика А. П. Карпинского архив получил отдельное здание и занял скромный двухэтажный флигель во дворе Зоологического института (бывшее здание архива Горного департамента), но это лишь на время сняло проблему отсутствия дополнительных площадей для размещения документов.

После реформы архивного дела в АН СССР, последовавшей сразу за «академическим делом» (1929-1931), в архив поступило значительное число документальных материалов членов АН и других ученых из Рукописного отдела БАН и ряда академических учреждений, большинство которых было лишено права постоянного хранения документов. В ноябре 1930 г. Общее собрание утвердило «Положение об Архиве Академии наук», согласно которому архив получил статус центрального архива ведомства, куда должны поступать на хранение документы, отложившиеся в результате научно-организационной деятельности академических учреждений, личные фонды академиков, членов-корреспондентов и выдающихся ученых.

До архивной реформы в Академии наук научная документация была рассеяна по академическим музеям, институтам, комиссиям и, как правило, хранилась в разрозненном, несистематизированном и неописанном виде. В Архиве АН СССР удалось объединить большинство выявленных материалов и воссоздать архивные фонды исследователя Сибири петровской эпохи Д. Г. Мессершмидта, академиков М. В. Ломоносова, П. И. Кёппена, К. М. Бэра, Ф. Ф. Брандта и других ученых. Выявление, учет, научное описание, концентрация архивных материалов членов Академии наук и ввод их в научный оборот становятся важнейшими задачами в деятельности Архива АН СССР.

С 1930-х гг. в северной столице сложилась структура научно-отраслевых архивов Академии наук с постоянным составом документов, продолжающая существовать до сих пор (Краткий справочник по научно-отраслевым и мемориальным архивам АН СССР / Отв. ред. Б.В.Лёвшин. М., 1979). Восточные рукописи и документы по истории востоковедения хранятся в Санкт-Петербургском филиале Института востоковедения, документы по истории географии ­─ в архиве Русского географического общества, коллекции древнерусских рукописей и старопечатных книг, хранилище фольклорных материалов и исключительный по богатству комплекс документов по истории новой русской литературы XVIII-XX вв. ­─ в Рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН; научный архив Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) им. Петра Великого РАН хранит материалы по этнографии и антропологии, в рукописном и фото- архивах Института истории материальной культуры сосредоточены богатейшие документы по археологии страны, охране памятников истории и культуры; в Отделе источниковедения и архиве Санкт-Петербургского института истории РАН ─ материалы, собранные Археографичекой экспедицией и комиссией в XIX-начале XX в., в том числе фонды центральных и местных институтов государственной власти и управления XVI-XIX вв., поместно-вотчинные и личные фонды, а также коллекции западноевропейских актов и документов VI-XX вв.; в Отделе рукописей Библиотеки АН сконцентрированы рукописные книги на славянских, греческом, латинском и других европейских языках VI-XX в.

Архив Академии наук трижды прошел через испытания эвакуаций и реэвакуаций. В годы Отечественной войны 1812 г. «по случаю предосторожности, принимаемой правительством для удаления из столицы нужнейших бумаг и драгоценных вещей», часть материалов академического архива была временно эвакуирована из Петербурга в Петрозаводск. Во время Первой мировой войны, летом 1917 г. наиболее ценные материалы архива были эвакуированы в Саратов и возвращены лишь в конце 1920 г., причем реэвакуация академических рукописей проходила под личным контролем председателя СНК В. И. Ленина и председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского. С началом Великой Отечественной войны в июле 1941 г. архивные материалы особой ценности в тридцати ящиках были переданы на временное хранение в Государственный Эрмитаж и вместе с сокровищами крупнейшего музея мира эвакуированы в Свердловск, где они хранились в подвалах областного театра. Рукописи И.Кеплера, М. В. Ломоносова, документы XVIII-XIX вв. были реэвакуированы и возвращены в архив в октябре 1945 г. Оставшиеся в блокадном Ленинграде материалы были законсервированы в нижнем этаже здания архива, которое, к счастью, не пострадало. В годы войны архивистам удалось спасти личные фонды умерших от голода академиков С. А. Жебелёва, Ф. И. Щербатского, А. А. Ухтомского, Б. М. Ляпунова и многих других, которые в противном случае могли погибнуть в топках буржуек.

Сотрудники архива с риском для жизни, под артиллерийским обстрелом, в 1941 г. вывезли из Пулково архив Главной астрономической обсерватории за 100 лет ее существования. Несколькими годами ранее в Архив АН СССР вернулось так называемое «Пулковское собрание» ─ манускрипты одного из основоположников современного естествознания, немецкого астронома и математика Иоганна Кеплера (1571-1630), включающие рукописи его учителя датского астронома Тихо де Браге (1546-1601), приобретенные в 1773 г. для Академии наук императрицей Екатериной II за две тысячи рублей. Таким образом, Санкт-Петербургский филиал Архива РАН хранит основную часть научного наследия И. Кеплера, которое многие десятилетия издает Баварская АН в Мюнхене; остальные немногочисленные рукописи классика естествознания рассеяны по хранилищам ряда стран Европы.

Перевод центрального аппарата АН СССР в Москву в 1934 г. способствовал росту числа академических учреждений в столице. Для обслуживания московских учреждений в 1936 г. было создано Московское отделение Архива. В 1963 г. дирекция Архива АН СССР переведена в Москву; в Ленинграде осталось отделение, к которому в 1987 г. была присоединена общеакадемическая Лаборатория консервации и реставрации документов. В 1991 г. отделение преобразовано в филиал, который с 1 января 2009 г. носит название Санкт-Петербургский филиал Учреждения Российской академии наук Архива РАН (СПФ АРАН).

В 1937 г. в Архиве АН СССР был образован Ученый совет, первым председателем которого стал акад. Д. С. Рождественский. В разные годы его возглавляли такие видные ученые как акад. И. Ю. Крачковский и В. И. Смирнов, а членами являлись академики Д. Б. Греков, А. С. Орлов, Л. А. Орбели, С. И. Вавилов, А. Н. Крылов, С. А. Жебелёв, В. В. Струве, Б. Б. Пиотровский. В XX в. деятельность Архива была связана с именами таких его сотрудников, как Б. Л. и Л. Б. Модзалевские, Г. А. Князев, Г. П. Блок, В. Ф. Гнучева, А. И. Андреев, И. И. Любименко, М. В. Крутикова, Е. С. Кулябко, Т. И. Лысенко, И. А. Шафран, Н. Я. Московченко, Ю. А. Виноградов, В. И. Осипов, В. С. Соболев, М. Ш. Файнштейн. С 1933 г. архив издает свои «Труды» (вып. 1-29, 1933-1987), в которых публикуются «Обозрения архивных материалов» (вып. 1-8, 1933-1986), научные описания фондов, сборники документов, а также отдельные монографические исследования.

По новому российскому законодательству Архивный фонд Российской Академии наук является национальным достоянием России и входит в государственную часть архивного фонда Российской Федерации. За свою почти 300-летнюю историю Российская Академия наук собрала богатейшие документальные материалы по истории отечественной и мировой науки, культуры, искусства. Одной из таких сокровищниц по праву считается первый научный архив России ─ Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук, крупнейший и наиболее значимый центр документации Императорской-Всесоюзной-Российской Академии наук на протяжении почти трех веков ее истории. Уникальные рукописные фонды и коллекции архива, который в январе 2014 г. отметил свое 285-летие, имеют не только общенациональное, но и мировое значение.